Мисс сира среди девушек на инвалидных колясках рассказала, как ей удается сохранять позитивный настрой

124

Настоящий боец, человек с сильным и несгибаемым характером, но вместе с тем хрупкая и нежная «маленькая женщина», как она сама себя называет. Мисс мира среди девушек на инвалидных колясках Ксения Безуглова заряжает своим нескончаемым оптимизмом, жизнелюбием и желанием менять мир к лучшему. После травмы позвоночника она не сдалась, стала многодетной мамой, основала фонд «Возможно всё» и занялась проблемами людей с ограниченными возможностями здоровья на государственном уровне.

«Жадная до жизни» — так про себя говорит Ксения. Невозможно не восхищаться тем, с каким рвением она берется за новые проекты, будь то бесплатное образование для инвалидов, адаптированный экстремальный спорт и даже бальные танцы — для нее нет ничего невозможного. На днях Безуглова родила сына и с удовольствием рассказала о новом члене семьи.

Как все начиналось

Я встретила Лешу за 2 месяца до моего намечавшегося замужества. Это была любовь с первого взгляда, могу сказать точно. Как удар током или молнией. В тот момент я поняла, что как раньше уже не будет: не могу выбросить этого человека из головы, жить и думать, как мне говорят другие. Я всегда слушаю свое сердце, тогда сделала то же и ни разу не пожалела. Я решила все бросить и отменить свадьбу. Не помню, чтобы было боязно. Мы были молоды и смелы, держали друг друга за руки и понимали, что все остальное нестрашно. Я разорвала помолвку, а через 3,5 года мы с Лешей поженились и переехали из Владивостока, откуда мы родом, в Москву.

Я хотела стать мамой как можно скорее, но муж — очень рациональный человек. Он все время говорил, что мы еще не готовы, слишком молоды, недостаточно богаты…

Однажды в разговоре Леша обмолвился, что пора. Мы решили попробовать, и я сразу забеременела. Это его очень удивило: «А почему так быстро?». Многие пары долго готовятся, проходят лечение, а у нас как-то сразу получилось. Помню, меня это жутко обижало! Сейчас, конечно, смеемся над этим. Безусловно, супруг был рад и всячески опекал меня, как и сейчас.

На третьем месяце беременности мы поехали в отпуск во Владивосток, там и случилась авария… Я сидела на заднем сидении машины. Изначально я была в другом автомобиле, но во время одной из остановок решила пересесть. Что все серьезно, поняла сразу. Когда машина перестала переворачиваться, я увидела свои ноги и закричала. Я не могла двигаться, меня сковывала сильнейшая боль. Как оказалось, у меня был сломан позвоночник, были множественные открытые переломы на руке, и это выглядело ужасно. Первое, что было в голове: «Что с моим ребенком?!». Мысль о том, что я могу его потерять, ввергла в ужас. Помню, подумала: «Если я его потеряю, то все… Я не хочу бороться. Не смогу дальше жить и не буду». Оказалось, с малышом все в порядке.

Сейчас я периодически вспоминаю, что же меня подтолкнуло идти дальше. Однозначно, это моя мечта быть мамой: я очень хотела почувствовать, что же такое материнство.

Муж говорил, что все будет хорошо. Рядом были друзья, любимые люди. Трагедии как-то даже не чувствовалось: просто была некая данность, мы ее вместе всеми переживали. Не было истерик, слез, хотя были сильнейшие боли, а поспать удавалось всего 2 часа в сутки. Все это в целом мною нормально воспринималось благодаря тому, что я думала о своем малыше.

Врачи, конечно, отговаривали рожать. Они очень боялись, что будет большая нагрузка на позвоночник, который был сильно переломан, что организм не выдержит и сдастся. Говорили, что доза наркоза во время операции была такой большой, что ребенок просто не может родиться здоровым. Все это звучало как сюр: я точно знала, что выношу. Помню, заведующая роддомом стояла передо мной и говорила: «Деточка, ты же понимаешь, что просто никому не будешь нужна: инвалид, да еще и с ребенком на руках». Я была в диком гневе — нашлись мне тут пророки… Вопреки всем прогнозам, дочка родилась точно в срок и абсолютно здоровой.

Не могу сказать, что быстро смирилась с новой реальностью. Она осознается не сразу: ты не можешь сразу принять, что теперь инвалид и как раньше уже не будет. Все первое время надеются на то, что сейчас что-то произойдет: луна зайдет за солнце, какой-то лекарь придет, придумают новый препарат.

Я тоже так думала: «Вот сейчас позанимаюсь и встану. К новому году точно встану. После родов точно начну ходить». Каждый раз я ставила себе цели и сроки, и каждый раз мне приходилось мириться.

Честно сказать, на полное принятие себя у меня ушло около 4 лет. Первое время я очень сильно боролась, хотела хоть как-то стоять. У меня достаточно быстро получилось встать с помощью ходунков. Вертикально передвигалась — ходьбой это не назовешь. На это уходило колоссальное количество энергии, я трудилась с утра до вечера. Как только у нас появилась Таечка, я принялась за активную реабилитацию: занималась с утра до обеда, потом ехала домой к ребенку и продолжала упражняться уже там — ко мне приходил специалист. Мы с мужем не могли думать ни о чем другом, кроме как о том, какие у меня результаты, какой прогресс. Вся наша жизнь строилась вокруг этого, но так у всех. Это правильно, потому что это борьба.

Первые четыре года я не смотрела на себя в зеркала или в отражения витрин: не хотела видеть эту девушку в коляске. Я же была другой раньше! Конечно, Леше было тяжело: ему приходилось делать все, и это съедало меня изнутри. Мне казалось, что то, что было — легкое, святое, летящее — превратилось в рутину. Для меня это было так унизительно, просто ужасно.

Когда рядом с тобой король, ты не можешь быть не королевой: иначе уходи из его жизни. Так что мне всячески нужно было этот статус королевы завоевать в новом физическом обличии. Я не хотела зависеть от него, поэтому быстро научилась все делать сама.

Кстати, я была очень замороченной родительницей. К тому же я была в новом физическом обличии, и мы (я, Леша и Таечка) вместе учились всему. Дочь училась вместе со мной, поэтому она внутренне намного старше своего возраста: она ко многому уже приспособлена. Муж часто бывал в командировках, но я не боялась оставаться одна, я же сильная. Сама купала, кормила, одевала ребенка. Спустя какое-то время мы наняли няню, я вернулась на работу (я работала в рекламном отделе глянцевого журнала) — какое же это было счастье! У меня появилась жизнь, как у полноценной обычной женщины: работа, дом, ребенок. Я не прекращала попыток встать на ноги. Это был гигантский труд: пройти в ходунках несколько шагов до лифта, потом до машины и обратно. Я думала: «Боже, я столько тружусь, дай мне силы, чтобы расходиться!». Однажды я споткнулась, упала и сломала ногу. А потом еще три раза… После этого я решила, что хватит — помимо реабилитации есть еще и другая жизнь.

Начало новой жизни Отправной точкой стало мое участие в конкурсе «Мисс мира» среди девушек на инвалидных колясках. Я всегда относилась к конкурсам красоты скептически и не считала себя какой-то красавицей. Подруга решила все за меня и отправила фото. Ладно, думаю, съезжу в качестве эксперимента. И победила! Сейчас понимаю, что без этого конкурса не произошло бы принятие себя. Я увидела массу счастливых, красивых, внутренне здоровых женщин. Я тоже почувствовала себя привлекательной девушкой, которой аплодируют стоя, говорят комплименты. Конкурс изменил всю мою жизнь, а корона подарила огромные возможности, без которых мне было бы тяжело добиться успехов в моих социальных проектах.

Корона и титул подтолкнули меня воспользоваться вниманием общественности и власти, которое на меня обрушилось. Первым проектом, который был реализован, стал «Доступный пляж для инвалидов» в Левобережном парке. Затем меня пригласили в Московский молодежный совет при Мэре Москвы. Каждому человеку в жизни дается какой-то шанс или возможность, которыми он так или иначе может распорядиться. Мэр задал мне вопрос: «Ксения, вы принесли победу нашей стране. Может, вам что-то нужно?». В моей голове не родилось ни одной идеи касательно себя лично. Я попросила только лишь выслушать меня и поддержать. 2 часа я беспрерывно рассказывала о трудностях, с которыми приходится сталкиваться людям на коляске, и предложениях по решению этих проблем. Это и стало поворотным событием.

Не думая о себе, я открыла себе же дорогу в интересную жизнь, насыщенную событиями и мероприятиями, важными социальными проектами. Я могла бы попросить какую-то адаптированную машину или должность, да что угодно. Это абсолютно точно не дало бы мне никакого развития.

Через несколько лет я забеременела во второй раз. Мы планировали второго ребенка, и были очень рады этому событию. Девять месяцев пролетели незаметно, потому что на тот момент у меня было уже очень много проектов, активная общественная деятельность. Страхов никаких абсолютно не было, я была всегда уверена в своих силах. Работала до самого последнего дня: за день до родов у меня было две фотосессии и несколько встреч. Конечно, двое детей — уже не один: и физически, и морально сложнее. Таечка шесть лет жила одна, для всех была принцессой, а тут появилась малышка Алекса, которой уделяют много времени. Конечно, это стало для нее стрессом. К тому же, дочь пошла в 1-й класс — все это вместе психологически давалось мне очень тяжело. И со старшей надо было решать школьные проблемы, и с малышкой возиться. У мужа были постоянные командировки на Дальний Восток, так что мне в Москве самой приходилось держать удар. Это был интересный опыт, потому что на тот момент я уже совмещала воспитание двоих детей с социальными проектами. На следующий день после выписки из роддома я уже была на съемках, а через неделю читала мотивационную лекцию. Я гастролировала с маленькой Алексой, везде брала ее с собой.

Когда у тебя есть цель, когда ты — мотивированная женщина, которая живет ради чего-то большого, высокого и красивого, ничего не остановит. Все равно ты этого добьешься, а материнство при этом вдохновляет еще больше.

На сегодняшний день я вхожу в Совет при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере. Также являюсь членом комиссии при Президенте РФ по делам инвалидов, членом Общественной палаты Центрального федерального округа. Во всех этих важных совещательных органах я представляю интересы молодых людей и молодых мам с ограниченными возможностями здоровья.

В 2016 году я основала благотворительный фонд «Возможно всё». Это самое главное дело моей жизни. Мы делаем так, чтобы людям с ограниченными возможностями жилось в этом мире легче и интереснее. В рамках фонда реализуются разные проекты. Например, совместно с Дальневосточным федеральным университетом мы учредили специальную стипендию. Она выплачивается всем инвалидам, которые хотят получить образование на Дальнем Востоке. А в конце августа мы запустили первый в России проект адаптивного вейкбординга, который помогает людям с ограниченными возможностями открыть для себя экстремальный спорт.

О многодетном материнстве

В детстве я хотела иметь много малышей. Думала, что если что-то не получится, то возьму ребят из детского дома. Бог послал своих. Когда Леша обмолвился о третьем, я сказала: «Тогда давай рожать сейчас. Потом меня совсем затянет в работу. Если я добьюсь еще больших высот, мне будет очень тяжело решиться все это потерять». И вот, спустя какое-то время родился наш сын. С появлением Алексы жизнь стала намного интереснее, а с появлением сына она, наверное, превратится в веселый квест. Мы пока еще не назвали малыша, но есть имена, среди которых выбираем: Александр, Владислав, Назар, Радмир и Максим. Не знаю, изменится ли что-то с рождением младшего. Честно, даже не могу предположить. Пока меня переполняют эмоции — я так рада! Чувствую себя наполненной, счастливой маленькой женщиной.

Когда я взяла сына на руки, это был какой-то космос, так круто! Никогда не испытывала ничего подобного. Когда держишь на руках своего маленького мужчину, это потрясающие, ни с чем не сравнимые чувства.

Многие удивляются, как же мне удается совмещать материнство и карьеру. Совмещать на самом деле несложно. Материнство и помощь людям — это две моих мечты с детства. Невозможно сказать самой себе: «Я буду только мамой и не буду заниматься общественной деятельностью». Я живу работой, своим фондом, тем счастьем, которое я получаю от благодарных людей. Как тут разделить? Лучший воспитательный пример для моих детей — это пример моей успешной жизни. То, как я помогаю людям, — это и есть воспитание моих малышей.

О моментах слабости и любимых хобби

Конечно, работа иногда отнимает так много сил, что просто хочется лечь и никуда не идти, спрятаться в домике. Но благодарность и любовь, которые каждый день ко мне прилетают в виде писем и смс, дорогого стоят. Неважно, сколько я отдыхала и спала: это дает ресурс. Я не смогу сложа руки наблюдать, как растут мои дети.

Я настолько жадная до жизни, что мне хочется впитывать абсолютно все! Наверное, из-за того, что в моей жизни есть какие-то ограничения, я и пытаюсь таким образом заполнить «пробелы».

Порой случаются моменты слабости — они бывают у всех. Устала, что-то не получается… Однако ни при каких условиях я себя не жалею. Я впадаю в гнев, когда вижу, что человек себя жалеет. Я считаю, что как только ты позволишь себе это чувство, ты проиграл. Для меня это непозволительная история: каждый день я стараюсь побеждать себя. Если говорить о минутах обычной грусти и слабости, то я себе их позволяю. Помню о том, что я девочка, что у меня есть мужчина, сильное плечо рядом, и я могу себе позволить покапризничать, ничего не делать.

Помимо общественной деятельности, у меня масса других интересов. Уже несколько лет я занимаюсь этническими барабанами. До травмы занималась спортивными бальными танцами, и потом это стало для меня больной темой. Я испытывала страдания, глядя на танцующих людей, но никак не могла принять танцы на колясках. В прошлом году я вошла в состав учредителей Федерации спортивных бальных танцев, где представляю интересы людей с ограниченными возможностями здоровья. Я и сама начала танцевать, у меня это очень хорошо получается. Зимой я катаюсь на моноски (кресле на лыжах). Это очень опасно, и в России никто из женщин не катается на этой штуке, но это безумно круто! Это ни с чем не сравнимое удовольствие, и мне сложно себя остановить. Кроме того, я прыгаю с парашютом: в прошлом году мы заняли 1-е и 2-е места на ЧМ по прыжкам с парашютом в тандеме.

 

Источник