Венесуэлец отрезал себе нос, чтобы стать похожим на суперзлодея из комикса

7967

Несколько лет и почти 40 тысяч долларов потратил 37-летний житель Венесуэлы Генри Родригез, чтобы стать похожим на одного из главных злодеев комикса про Капитана Америку — фашистского агента Красного Черепа. Он сделал татуировки, подвергся нескольким болезненным операциям и даже отрезал себе часть носа — и теперь, глядя в зеркало, полностью удовлетворен результатами.

Генри Родригез давно мечтал быть похожим на Красного Черепа. Чтобы воплотить мечту в жизнь, ему пришлось татуировать себе лицо и глаза, вставить под кожу лица импланты и перенести болезненную операцию по удалению части носа. Результат — налицо!

Красный Череп впервые появился в комиксах про Капитана Америку в 1947 году. Но он не забыт до сих пор: его самое недавнее появление, на сей раз на киноэкранах, относится к 2011 году. Тогда его сыграл Хьюго Уивинг в фильме «Капитан Америка: Первый мститель».

Но Генри Родригезу хотелось не играть Красного Черепа, а быть им. И на пути к мечте его ничто не могло остановить, даже его собственные родные. «Надо сказать, моя семья всегда была строгой и традиционной, — признается он. — Им было трудно принять мой стиль жизни. Но все равно они остаются моей семьей и частью меня».

Как ни странно,одригез — не какой-нибудь фанат комиксов, не думающий ни о чем другом. Он — хороший семьянин и любящий отец, и всегда с радостью общается со своим трехлетним сыном Аароном. Интересно, не пугается ли мальчик радикального папиного имиджа? «Моему сыну три года, он принимает меня таким, а значит, мнение всего остального мира меня не волнует, — отвечает Родригез. — Лично я хочу просто быть счастливым и принимать себя. А судить нас будут всегда».

Таким был Хьюго Уивинг в роли Красного Черепа. Нельзя сказать, что усилия голливудских гримеров сильно превзошли результат, достигнутый венесуэльцем в местных клиниках.

Генри задумал трансформацию давно, но приступить к ней смог, лишь встретив Эмилио Гонсалеса, бывшего студента-медика, бросившего университет. Гонсалес специализировался на татуировках и экстремальной хирургии. «Он заявил, что это — его шанс», — говорит друг Родригеза. Изменения внешности не пугали его. «С татуировками или без, с имплантами или без, ты сам — единственный, кто поможет тебе достигнуть желаемого», — говорит он.

После того, как Генри обрел новый образ, емиу пришлось столкнуться с предубеждением окружающих,, но он утверждает, что его волнует лишь его семья. «С детства мне нравилось все необычное. Кроме того, я обожаю комиксы и вселенную Марвела, — говорит он. — Поэтому я решил стать таким. Я чувствую себя комфортно в этом образе. А это — самое главное».

«Я начал свой проект семь лет назад, — рассказывает Родригез. — Я хотел превратиться в этого потрясающего персонажа, которого обожал с детства. Я чувствовал, что в наших характерах и отношении к миру есть что-то общее. Единственное, в чем мы категорически различаемся — я не разделяю нацистские взгляды. Но мне всегда нравился его необыкновенный внешний облик, общительный характер и непохожесть ни на кого».
Как сообщил хирург, оперировавший Родригеза, перед операцией ему пришлось пройти ряд тестов у психологов и психиатров.

Чтобы завершить работу, Родригезу пришлось провести около 130 часов в кабинете хирурга. «Первой я сделал татуировку глазных яблок по специальной технологии, когда в глаз вводят чернила, — рассказывает он. — Потом мне ввели под кожу два импланта. Это заняло больше, чем планировалось — около двух лет, потому что процедуру требовалось проводить поэтапно».

«Первым стал имплант в центре лба. Потом мне поставили импланты в брови, и под конец — в щеки. Затем последовала ампутация носа и изменение формы глаз. Последним стал разрез на языке — мне сделали раздвоенный язык».

«Люди реагируют на меня по-разному — кто-то смеется, кто-то пугается. Но, в конце концов, мы можем учить людей новому. Пока мой сын любит меня таким, какой я есть, остальное мне безразлично».

Источник